суббота, 19 августа 2017 г.

Анатолий Вассерман: Прибалтика юридически принадлежит России




В Калининграде 29 июля состоялось заседание международного дискуссионного клуба «Калининградский блог-пост» на тему «Русофобия в Прибалтике и на Украине». Гостем клуба стал знаменитый интеллектуал, публицист, политический консультант и телеведущий Анатолий ВАССЕРМАН. В интервью аналитическому порталу RuBaltic.Ru Вассерман рассказал о необходимости возвращения стран Прибалтики в состав России и выгоде от воссоединения как для России, так и для Прибалтийских республик:

— Г‑н Вассерман, во время выступления в дискуссионном клубе Вы сказали, что одним из основных направлений Ваших исследований является изучение возможностей воссоединения России. Считаете ли Вы Прибалтику частью России, которая среди прочих должна вернуться в ее состав?

— Юридически Прибалтика, конечно же, относится к России. Напомню, что Латвию и Эстонию Россия вполне официально купила в 1721 году, заплатили 2 миллиона талеров — стандартные монеты тех времен, чеканившиеся в Чехии, в Ефимовой долине. Затрудняюсь сказать, сколько это было в пересчете на нынешние деньги, но это была достаточно крупная сумма. Несколько десятков тонн серебра.



Заметьте, что с тех пор никаких контрактных сделок по этим землям не было.

То есть они остаются русской собственностью.

Но, конечно, Россия не намерена изгонять оттуда местное население при возвращении земель, потому что по российским традициям земля и ее население связаны между собой неразрывно.

— Но на Литву договор Петра Великого со Шведским королевством 1721 года не распространяется.

— С Литвой положение иное. Эта земля переходила из рук в руки в основном в результате передовых действий. Но когда она оказалась под властью России в 1794 году, ее жители против этого никоим образом не возражали. Ни словесно, ни силой.

Что касается содержательной стороны дела, тут всё гораздо интереснее. Во-первых, русская цивилизация с момента ее возникновения и по сей день активно вбирает в себя достижения других цивилизаций, с которыми она взаимодействует, и трансформирует их в своем духе.

Поэтому «Ледовая книга» эстонского автора Юхана Смуула — это, несомненно, часть русской культуры; и так же несомненно, что эту книгу Смуул не мог бы написать, если бы Эстония в тот момент не находилась в составе России. Не мог бы не только потому, что его в этом случае вряд ли пригласили бы поучаствовать в антарктической экспедиции и написать о ней, а еще и потому, что сама Эстония в те редкие периоды своей истории, когда она не входила в состав какой-нибудь великой державы, была слишком мала, чтобы ее жители задумывались об океанских путешествиях. Это видно из эстонского же фольклора.

Точно то же можно сказать и о культурных достижениях Латвии. С Литвой опять же несколько сложнее, поскольку Литва несколько веков входила в состав Объединенного королевства, где преобладающим населением были славяне; литовская культура всегда формировалась под изрядным славянским воздействием. И западных, и восточных славян. Практически невозможно сказать, какой была бы литовская культура, если бы жемайты и аукшайты пробыли в полной изоляции от всех славянских народов хотя бы два-три века. Поэтому литовская культура неразрывно связана со славянской. В большей степени с польской, чем с русской.

— А воспринимают ли жители сегодняшней России страны Прибалтики как «свои земли»?

— С точки зрения коренной России эти регионы всегда были витриной русского благополучия. Обычная судьба приграничных регионов: их либо искусственно ослабляют, чтобы в случае вторжения противник не имел возможности найти там пропитание, либо так же искусственно усиливают за счет глубинных регионов, чтобы народ по ту сторону границы видел, как хорошо живется по нашу сторону границы, и был не прочь тоже присоединиться.

Русская цивилизация в принципе не склонна ослаблять какие-либо земли и народы, потому что такова ключевая особенность русской цивилизации: у нас всегда была плотность населения намного ниже, чем в странах, с которыми мы взаимодействовали. У нас всегда было меньше людей, чем задач для них. Поэтому русская цивилизация формировалась со стремлением максимально использовать потенциал каждого человека, а для этого надо было обеспечить людям возможность питать самих себя.

В связи с этим искусственное ослабление регионов у нас было не в ходу и пограничные регионы на Руси, как правило, развивались быстрее и эффективнее центра.

Соответственно, в рамках России для всех прибалтийских регионов развиваться было экономически выгодно и будет выгодно в дальнейшем.

— А в рамках Европейского союза Прибалтике развиваться выгодно?

— Европейская империя развивается на совершенно иных принципах, поэтому период пребывания в ее составе обернулся для Прибалтики катастрофическим разорением. Уничтожена большая часть промышленности. Изрядно сокращено сельское хозяйство. Причем страны «Старой Европы» предоставляют своим крестьянам изрядные дотации, и, соответственно, конкурировать с ними «Новая Европа» практически не в состоянии.

До поры до времени плачевное положение восточной периферии Евросоюза успешно скрывалось за счет того, что Прибалтийские республики получали значительные субсидии на реорганизацию своей экономики, а также кредиты под проекты реорганизации. Однако эта реорганизация свелась к тому, что Прибалтийские республики вынудили специализироваться на сфере услуг. Например, на туризме. А туризм — дело крайне неустойчивое. При любом спаде экономики туризм оказывается среди наиболее пострадавших отраслей, потому что люди начинают экономить в первую очередь на поездках на отдых.



Субсидии из европейского бюджета предоставлялись в течение ограниченного срока, и этот срок почти закончился. Ну а кредиты надо возвращать, а возвращать не из чего. До поры до времени европейские власти предоставляют Прибалтике новые кредиты на погашение старых. Но рано или поздно эти кредиты потребуют обратно, и тогда экономика Прибалтики упадет ниже плинтуса.

В этом случае всё, что еще остается ценного в Прибалтике, будет изъято в счет погашения кредитов.

— Как изъято?

— В какой форме это будет, не знаю. Скажем, у американцев одно время была мода покупать старинные замки в Европе, разбирать их по кирпичику и монтировать заново уже у себя в Америке. Европейцы такой моды не имеют — у них своих замков хватает.

Но не исключено, что они найдут американцев, готовых оплатить европейским банкам какую-то часть долгов в обмен на тот же вывоз замков.

Мне, конечно, будет очень жаль, если таллинская «Толстая Маргарита» или литовский Тракайский замок уплывет за океан, но исключить такой вариант я не могу.

— Почему европейцы не пошли по российскому пути и не сделали Прибалтику «витриной европейского выбора», предпочтя искусственно ослабить этот регион?

— В момент распада России, именовавшейся на тот момент Советским Союзом, Запад счел, что дело уже сделано: от России оторваны самые лакомые, самые развитые куски, а остальное само помрет. Соответственно, не было смысла оставлять «витрины благополучия» рядом с Россией. Запад счел, что вполне достаточными «витринами благополучия» остаются Нью-Йорк, Берлин и Париж и совершенно незачем при нынешних средствах сообщения сохранять в качестве «витрин» еще и Вильнюс, Таллин и Ригу. В конце концов, сейчас самолетом добраться из Москвы до Нью-Йорка проще, чем поездом до Риги.

Запад, считая, что оставшимся русским и такой «морковки» перед носом хватит, не счел нужным поддерживать благополучие частей России, попавших под западный контроль.

— Вы говорите, что Прибалтике выгодно нахождение в составе России. А выгодно ли России нахождение в ее составе Прибалтики?

— Есть малоизвестный, к сожалению, у нас факт, обнаруженный в 1970‑е годы группой западноевропейских экономистов. Если население рынка, на который выпускается некая новинка, меньше какого-то порога, то эта новинка заведомо не окупится, как бы хороша она ни была.

В момент проведения этого исследования порог численности рынка для западноевропейских условий составлял 300 миллионов человек. Мне удалось реконструировать ход рассуждений авторов этого исследования. В рамках этой реконструкции порог численности в Советском Союзе составлял 250 миллионов человек. Население СССР было выше, соответственно, новые разработки, сделанные в Советском Союзе, окупались на его собственном рынке. Даже без экспорта.

Сейчас порог окупаемости в Европе вырос до 400 миллионов, а в постсоветских условиях упал до 200 миллионов человек. Однако население каждой из республик бывшего Советского Союза ниже.

Поэтому необходимо его воссоединение, причем не только каждая республика, но и каждый человек на счету.

Это стратегическое соображение. В тактическом плане важно то, что часть прибалтийских портов не замерзает. Поэтому экспорт через них значительно проще, чем через порты Балтийского моря, имеющиеся сейчас на территории Российской Федерации.

Точно так же через Прибалтийские республики проходят очень удобные железные дороги, которые можно использовать в хозяйственных целях. Так что в экономическом плане возвращение Прибалтийских республик России выгодно.

— Но ведь в придачу к территории, портам и железным дорогам мы получим бедные страны с убитой экономикой и озлобленное массовым обнищанием население с широко распространенной русофобией. Нужно ли такое России?

— Русофобия — болезнь тяжелая, но в большинстве случаев излечимая. Тем более что в случае Прибалтики русофобия насаждается сверху, но не очень-то приживается снизу. Сейчас главной прививкой от русофобии являются русские туристы, вполне соответствующие знаменитой реплике из «Бриллиантовой руки»: «Руссо туристо — облико морале!»

На фоне английских туристов с их жаждой пометить собачьим способом все места в Риге, где они побывали, или патологически экономных немецких туристов русские туристы выглядят, несомненно, более привлекательными.
Это одна из причин, по которым русофобия на низовом уровне не приживается.

Убитая экономика Прибалтики? Да, очень жаль. Но, с другой стороны, всё равно надо время от времени обновлять производственные фонды любого предприятия, ставить новое, более высокопроизводительное оборудование. Затраты на такое обновление всё равно есть всегда, и с этой точки зрения очень жаль, конечно, что заводы ВЭФ или РАФ превращены в лучшем случае в склады, но создать на этом месте новые заводы мы вполне в состоянии. Если сочтем это выгодным.

Самое главное.

Население Прибалтийских республик, даже после четверти века пребывания в европейских условиях, остается достаточно умным, образованным и работящим, чтобы найти себе место в новом хозяйстве в составе России.

Да, людей там сейчас меньше, чем в тот момент, когда они уходили из России. Но, как я уже говорил, русская цивилизация вообще всегда формировалась в условиях катастрофической нехватки людей, поэтому приемы использования каждого имеющегося человека на своем участке работы у нас отработаны до совершенства.

— Как Вы технически представляете себе возвращение Прибалтики в состав России? Как это будет происходить на практике?

— Так же, как эти республики в свое время провели референдумы о выходе из состава России, они могут провести референдумы о выходе из Европейского союза и возвращении в состав России.

Кроме того, у этих стран уже есть опыт воссоединения с Россией. Я имею в виду события 1940 года. Сейчас это велено считать «советской оккупацией» Литвы, Латвии и Эстонии, но на самом деле процесс выглядел совершенно не так.

Во всех трех республиках Прибалтики к тому моменту действовали фашистские диктатуры. Тогда это было вполне уважаемой формой правления: достаточно сказать, что к началу Второй мировой войны ровно половина стран Европы управлялась фашистскими диктатурами, а вторая половина не видела в этом ничего плохого.

Когда началась Вторая мировая война, прибалтийские диктатуры, опасаясь, что Германия их проглотит и не заметит, обратились к Советскому Союзу, чтобы заключить договоры о взаимопомощи. По этим договорам Советский Союз ввел на территории Литвы, Латвии и Эстонии свои войска в количестве, явно недостаточном для их захвата, но достаточном для того, чтобы немецкий удар по этим войскам послужил основанием для нанесения ответного удара.

Но местные крайне нацистские группировки, тесно связанные с Германией, понимая, что советские гарнизоны — это препятствие для немецкого захвата этих земель, стали устраивать против них различные провокации. Все эти провокации подробно документированы, как документированы самими немцами их связи с провокаторами. Эти документы были впоследствии оглашены на Нюрнбергском трибунале.

В конце концов Советский Союз обратился к властям этих стран с требованием пресечь эти провокации или, если они не в состоянии этого сделать, назначить новые правительства путем народного волеизъявления.

И все три республики, понимая, что весь выбор состоит в том, быть им в составе Германии или в составе России, назначили выборы, в результате которых к власти пришли просоветские правительства, сразу же проголосовавшие за вхождение республик Прибалтики в Советский Союз.

Присутствие советских гарнизонов не позволило пронацистским боевикам и поддерживающим их политикам сорвать эти выборы, а правившим на тот момент фашистским диктаторам — использовать свои войска для того, чтобы воспрепятствовать народному волеизъявлению.

Примерно так же, как в Крыму в марте 2014 года присутствие войск Российской Федерации не позволило выполнить пришедший из Киева заведомо преступный по украинским законам приказ о применении войск против жителей Крыма. Благодаря этому референдум в Крыму состоялся, кровопролития удалось избежать и воля народа была исполнена.

Точно так же выборы в странах Прибалтики в 1940 году прошли без всякого насилия и кровопролития, что было зафиксировано всеми иностранными наблюдателями, и полностью отразили волю народов этих стран, желавших воссоединения с Россией.

— По Вашей логике, для нового возвращения стран Прибалтики в состав России там нужны российские войска…

— Вовсе нет.

— Так кто же позволит прибалтийским народам провести референдумы о воссоединении? В этих странах ведь войска НАТО.

— Войска НАТО там действительно есть. Но вмешательство этих войск в процессы, происходящие внутри этих республик, вызовет при должном информационном освещении массовое негодование внутри стран, приславших эти войска.

Более того, это массовое возмущение будет проходить под лозунгом «Хватит кормить Прибалтику!».



Как я уже сказал, относительная стабильность экономики Прибалтики сейчас обеспечивается в основном дотациями и реструктурированием кредитов. Обнародовать этот факт, довести его до массового сознания жителей тех стран, из бюджетов которых финансируются дотации, банки которых реструктурируют кредиты, очень несложно. Можно всего лишь за счет информационной кампании на Западе добиться невмешательства войск НАТО в процесс всенародного волеизъявления жителей Прибалтики.

— Но нынешние власти Литвы, Латвии и Эстонии никогда не позволят провести референдум об объединении с Россией. И что с ними делать?

— Здесь важна последовательность действий. Если сперва мы увидим кампанию «Хватит кормить Прибалтику!», а уж потом встанет вопрос о референдумах, то нынешние власти Прибалтийских республик в рамках этой кампании лишатся технической возможности мешать своим гражданам.

Сейчас эти власти опираются не столько на собственный авторитет и даже не столько на немногочисленные вооруженные силы своих стран, сколько на лозунг «Запад нам поможет».

И когда этот лозунг уйдет из области реальности в область воспоминаний, станет ясно, что своей власти у этих деятелей нет. И воспрепятствовать народу в его желании объединиться с Россией они не смогут.

Александр Носович