суббота, 25 марта 2017 г.

Прогоняли русских — ушли иностранцы. Майдан стоит дорого...


Прогоняли русских — ушли иностранцы.Европейские банки, до недавнего времени державшие крупнейшие портфели корреспондентских договоров с украинскими финучреждениями, массово сокращают свое присутствие на рынке Украины.

Европейские банки, до недавнего времени державшие крупнейшие портфели корреспондентских договоров с украинскими финучреждениями, массово сокращают свое присутствие на рынке Украины, комментирует финансовый обозреватель Василий Невмержицкий для издания «Курс денег».
Прежде сговорчивые Commerzbank и Deutsche Bank не только отказываются от новых предложений со стороны отечественных финучреждений, но и расторгают текущие договора.
Дорого и опасно
Письма от двух немецких финансовых конгломератов украинские банки начали получать еще осенью минувшего года. Немцы, совокупно обслуживающие до половины украинских банков, не вдаваясь в детали, сообщали о прекращении корреспондентских отношений.
Первыми под «зачистку» попали небольшие финучреждения, но сейчас очередь дошла и до представителей второй десятки банков. То, что вначале казалось плановой чисткой «мертвых» корсчетов, к весне 2017 года приобрело все признаки стратегии. Вероятно, к концу года портфель коротношений Commerzbank и Deutsche Bank с украинскими финучреждениями сократится до однозначного числа.
Аналогичная ситуация наблюдалась в стране пятнадцатью годами ранее, когда Украина угодила в черный список FATF. Тогда нидерландский ABN Amro и немецкий Deutsche Bank под предлогом чистки неактивных корреспондентских счетов массово разрывали отношения с украинскими банками.
Нынче мы не состоим в черном списке FATF, а требования к финансовому мониторингу приближаются к мировым стандартам. Однако европейские банки вновь взялись закрывать счета наших банков.
Стратегия западных партнеров, впрочем, загадкой для отечественных банкиров не является. Определяя неугодных, немцы руководствуются лишь критерием экономической целесообразности. В действительности, операции по мониторингу и сопровождению транзакций с восточноевропейскими странами в последнее время сильно усложнились.
Требования европейских законодательных норм в части борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма постоянно повышаются, а вместе с ними растет и себестоимость финансового мониторинга.
Причем чем выше страновые риски, тем дороже контроль. Если прежде на обработку одной транзакции в или из Украины иностранному банку требовался условный человеко-час, то теперь их нужно вдвое и даже втрое больше. В ряде случаев законодательство обязывает проводить комплаенс-контроль вплоть до определения конечного бенефициара получателя или отправителя средств.
Увеличение рисков и стоимости проведение операций толкает европейские банки на вынужденную меру — сокращать число открытых корреспондентских отношений с нашими банками до необходимого минимума. И, похоже, в результате чистки список украинских партнеров сократится до незначительного числа — в 5-10 банков.
Не исключено, что примеру немецких конгломератов вскоре последуют и другие европейские и американские банки, ведь и для них проведение украинских платежей все больше похоже на чемодан без ручки.
Куда податься?
Альтернатив прямым коротношениям у украинских банков немного. Рассчитывать на то, что освободившееся место займет какой-то другой европейский банк, не приходится.
Высокие риски и цена проведения транзакций вынуждают иностранцев устанавливать заградительные тарифы в ответ на запрос украинских банков или прямо отказывать в обслуживании. Последним ничего не остается, как пользоваться услугами крупных отечественных посредников, поддерживающих прямые отношения с западными партнерами.
Такое решение, между тем, только со стороны может показаться простым. Дополнительное звено в проведении транзакций чревато ростом себестоимости ее проведения и, что гораздо болезненнее для клиентов, существенным увеличением времени ее прохождения.
И вопрос не только в том, что проверкой одной операции в таком случае занимается не две, а три организации. А в том, что посредники оказываются попросту не готовы к растущему потоку транзакций. Уже сейчас казначеи некоторых крупных госбанков жалуются на сложности со своевременной обработкой и проведением международных операций, инициированных клиентами украинских банков.
Жесткие требования к финмониторингу и ограниченный штат приводят к тому, что поступающий поток заявок превышает возможности служб банка, отвечающих за комплаенс-контроль.
Разумеется, по завершении переходного периода ситуация стабилизируется. Банки, обладающие прямыми договорами с иностранными партнерами, сумеют оптимизировать работу, увеличат штаты. Однако в конечном итоге это приведет к увеличению себестоимости проведения транзакций по внешнеэкономическим контрактам.
Пока банкам удается избегать пересмотра тарифной политики для клиентов. Однако совершенно очевидно, что в среднесрочной перспективе они будут вынуждены увеличить стоимость проведения операций. А борьба за клиента окончательно утратит признаки ценовой конкуренции. В выигрыше окажутся те банки, которые сумеют гарантировать качество и скорость проведения клиентских заявок.
Нельзя исключить и частичного перетока экспортеров и импортеров в пользу крупнейших финучреждений, которые сумеют убедить западных партнеров сохранить прямые корреспондентские отношения.
Впрочем, до общерыночной тенденции не дотянет. Поскольку во многих случаях украинские финансовые монстры сильно проигрывают небольшим финучреждениям в качестве обслуживания клиентов.